April 12th, 2013

S

Сказка про Femen

 8 апреля у Константина Александровича было хорошее настроение. Хотя работа у него была тяжёлая и даже нервозная, а главное- очень ответственная! Охранять первое лицо государства. Самое важное лицо самой большой страны в мире! И поэтому у него было много коллег, ведь чем важнее лицо, тем тем больше квалифицированных кадров требуется для обеспечения его безопасности! Кто-то ходит рядом, кто-то сидит на крыше со снайперской винтовкой, кто-то играет не менее ответственную роль поклонников из простого народа, а кто-то пробует еду на предмет ядов. Иногда коллеги менялись местами, например, сегодня ты пробуешь еду, а завтра надо ехать на специальную квартиру, чтобы сыграть там роль простого гражданина, семью которого посетило высшее руководство. 8 апреля Константину Александровичу выпала честь работать "в тылу": сидеть в специально оборудованном помещении и пристально следить за периметром здания и маневрами немецкой полиции. Идиллическое созерцание мониторов нарушил подчинённый, вломившийся в комнату с радостным видом и молодой девчонкой на плече:
 -Товарищ полковник! Товарищ полковник, разрешите доложить! Я голую бабу поймал!
 Глоток чая, который был уже почти отхлёбан, моментально вернулся обратно в кружку через нос, Константин Александрович рефлекторно округлил глаза от стремительности происходящего, склонился над столом, чтобы прокашляться и легонько стукнул кулаком по столу. Затем повернулся, интеллигентно вытирая лицо бумажной салфеткой, и спокойно произнёс:
 -Докладывай.
 -Товарищ полковник, активистки-феминистки устроили акцию-провокацию,- затарабанил он,- Вот, полюбуйтесь!- докладчик быстро но аккуратно поставил свою ношу на ноги лицом к полковнику, который с каменным лицом внимательно и оценивающе разглядывал молодую девушку небольшого роста на которой из одежды были только кроссовки, носки и джинсы, скрывающие достоинства фигуры и подчёркивающие её недостатки, крайне популярные среди девочек-подростков. Выше пояса на ней решительно ничего не было, даже украшений.
 -Ну что же,- начал с придыханием Константин Александрович,- всё как и ожидалось. Опять эти барышни устраивают показ своих маленьких сисек. Знаете,-продолжал он, не отрывая глаз от груди задержанной,- а мы вас ждали! Честно говоря, я думал, что на этот раз вы придумаете что-то новое, чтобы порадовать почтеннейшую публику.
 Офицер ФСО, который "поймал голую бабу" на долю секунды впал в задумчивость, но, моментально смекнув что к чему, перешёл к действию:
 -Товарищ полковник,..- обратился он и быстро, но уже не так аккуратно развернул активистку на 180 градусов так, чтобы командиру была видна спина.
 Начальственное лицо смотрело как бы сквозь всё, такое выражение оно могло принять только при очень серьёзном происшествии, наподобие начала войны с США или вторжения инопланетян. Простому человеку могло бы показаться, что это выражение лица пустое и не обременено думами, но опытный чекист без труда понял бы что творится в пламенном сердце Константина Александровича. На спине эксбиционистки было крупным чёрным шрифтом написано "ИДИ НАХУЙ, ПУТИН!". Стало ясно, что юную деву ждёт суровое наказание за легкомысленность.

Четырьмя годами ранее...

 В небольшой Киевской "двушке" почти каждые выходные собирались четверо закадычных подруг: Анютка, Юлёк, Натусик и ещё один Юлёк. Дружба их была нерушима и абсолютно искренней, потому как ничто не объединяет людей лучше, чем обсуждение недостатков других людей или общность интересов. В данном случае имели место оба фактора: как четыре капли воды похожие друг на друга мировоззрения и единый враг! Враг этот был столь же могуч, сколь туп, столь же стар, сколь узколоб и столь же беспощаден, сколь упрям- мужской шовинизм, вываренный в бульоне животных инстинктов, и, приправленный древними суевериями. Но больше всего их раздражало и буквально вводило в состояние бешенства, когда кто-то из противоположенного лагеря начинал втирать им об их беспросветной тупизне. Дамы были уверены: женщина- настоящая вершина эволюции, она и творец и хозяйка и мученица; она не начинает войн и не принимает тех уродливых законов, по которым живёт общество, а мужики- животные, помешанные на агрессии и мании собственного величия, к тому же думающие о сексе каждые 30 секунд, и, не умеющие себя вести в общественном транспорте.
Метро
 В их маленьком, но крепком, как Брюс Уилис кругу считалось за аксиому, что все руководящие посты в государстве от участкового и префекта до президента и патриарха должны принадлежать женщинам, потому что помимо всех своих многочисленных достоинств, она ещё и безгрешна. Почему она безгрешна, никто из них формулировать не брался, но и необходимости в этом как-то не ощущалось.
 Тёплым августовским вечером на кухне, как обычно собрались все четверо и, как обычно завели разговор о наболевшем: что общество застряло в средневековье, что власть надо менять, что в исламских странах с женщинами обращаются хуже чем с верблюдами, а Ющенко уже просто заебал. Но тут, совершенно неожиданно, примерно в 19:45, Юлёк (которая вторая), в очередной раз подвергнувшись воздействию нахлынувших эмоций решительно заявила:
 -Так, девочки, хватит! Сколько можно киснуть, я вас спрашиваю! Сидеть на кухне и ругать власть- это мужская привилегия!
 Тяжёлая тишина повисла в воздухе. Ни Анютка, ни Натусик, ни Юлёк (которая первая) не могли понять, что происходит. Казалось их снимает скрытая камера. Но, секундная пауза, вызванная шоковым состоянием дала оратору время на то, чтобы набрать полную грудь воздуха и продолжить:
 -Эти уроды только и могут, что языками чесать, пока их никто не видит и не слышит... Мы должны перейти к действиям! Если не мы, то кто? То никто!
 -И что ты предлагаешь?- нервно улыбаясь, спросила Анютка.
 -Я предлагаю донести до нашего тяжело больного общества наше прогрессивное мнение! Мы должны выйти и просто высказаться! Украина пока ещё относительно свободная страна. В конце концов, мы не в России!
 -Угу,- закивала Натусик, обсасывая указательный палец,  вымазанный в кетчупе,- развернуть транспарант, "даёшь прогресс", постоять и уйти. А потом народец такой одумается и конечно же начнёт превращаться в Европу... Нет, Юлёк, эта схема не годится...
 -Да ты слушай! Мы должны преподнести себя, как нечто совершенно новое!  Что-то, чего ещё нигде и никогда не было! Надо привлечь внимание людей, особенно мужской части населения. Понимаешь?
 -Не знаю...
 -Надо показать им то, что они не смогут игнорировать! Сиськи! Транспаранты твои читать никто не будет, а на сиськи все будут пялиться и, как миленькие прочитают то, что на них написано! И мы повернём их же порочность против них самих, понимаешь, Натусик?
 -Ну не знаю- снова засомневалась та.
 -А мне идея нравится,- Сказала Анютка.
 -И мне! А давайте покажем сиськи и воспользуемся тем, что они не смогут отвести глаз из-за своего инстинкта! Тогда как миленькие всё прочитают и может быть начнут задумываться!- подхватила Юлёк (которая первая).
 -Ну давайте- окончательно решилась Натусик, облизывая один пальчик за другим, очищая их от орехового масла.

9 апреля, 2013 год. Россия.
-Эдик! Эди-и-и-ик!- истошный крик доносился откуда-то с кухни сквозь шипение масла,- Эдик, иди носки поменяй, невозможно просто! Всю квартиру провонял, паразит!
 Эдуард тихо ненавидел свою жену Светку- эту машину для расчипления его мозгов на молекулы, которая год за годом только обрастала жиром и тупела после каждых родов. Кроме того у Эдуарда были основания полагать, что из шести детей как минимум трое последних вовсе не от него. В сочетании с неприятностями на работе и кризисом среднего возраста, это порождало желание как минимум уйти в запойный отпуск на месяц, а как максимум убийство собственного семейства с последующим суицидом.
 -Ладно, ладно, только не ори! Итак голова, как качан капусты после этих "пятиминуток" на работе- хозяин семейства, тяжело вздыхая, поднялся из кресла перед телевизором и направился к ближайшему стулу, чтобы аккуратно положить туда носки, но голос супруги предусмотрительно и привычно заорал, чтобы "не смел, свинья, опять потники свои разбрасывать по квартире и тащил их в ванную, потому что заебал". Жена его была одним из тех людей, которым проще сказать "да", чем объяснять, почему "нет", поэтому Эдик послушно отнёс своё имущество в ящик для грязного белья. Надо было найти компромисс как можно скорее, потому что до выпуска новостей оставалось буквально несколько минут, а вечерние новости- это самое главное! Разделавшись с носками, муж поспешил к своему насиженному креслу, сел в него, вытянул ноги, открыл банку пива и преступил к просмотру.
 Первые 15 минут в новостях похожи друг на друга, как консервные банки без этикеток: вниманию телезрителей предлагается заседание правительства, на котором премьер-министр "подверг жёсткой критике" кого-то или что-то, президента, который выступил в кремле или приехал в какой-то небольшой городок и выступил там. Иногда он выступал в квартирах простых жителей, угощаясь чаем и сладостями. Эдуард всегда мечтал, чтобы вот так приехали и к нему...
 На этот раз выпуск новостей начался несколько нестандартно. Первым показали репортаж о том, как знаменитая группа феминисток из Femen выскакивает перед изумлённым Путиным и смущённой Меркель, показывают сиськи, после чего их немедленно ловят, взваливают на плечи и несут в неизвестном направлении.
 Словно завороженный смотрел Эдуард на этих девчонок, которые напоминали ему его Светку в молодые годы, когда он, простой токарь, ухаживал за ней, угощая крепким пивом, а та ценила его ухаживания и отдавалась целиком и полностью его желаниям.
 -Мда-а-а-а, сиськи-то какие маленькие! Прям, как у меня в шестом классе,- с нескрываемым презрением произнесла жена, которая, как выяснилось, уже приготовила ужин и во всю его ест прямо на соседнем с креслом Эдика диване.
 -Да что с них взять-то? С проституток...- машинально отчеканил отец не то троих, не то шестерых детей, хотя сам толком не понял, зачем он это сделал.
 -Оба-на! Сиськи!- пропищал старший сын, который, вошёл в комнату, крепко держа в руках эмалированную миску с макаронами по-флотски.
 -Я тебе щас дам "сиськи!",- возмутилась мать, пытаясь пальцем запихнуть обратно макаронину, которая буквально убегала изо рта, прихватив с собой кусочек мяса,- Ты уроки-то сделал?
 -Сделал...
 -Сделал он!.. Давай дневник сюда, сейчас проверим, что ты там сделал! Вот так, Эдик, а говоришь, не твои дети! Такой же дегенерат растёт. Токарь второго разряда, мать-перемать!
 Эдуарду не было ни грустно, ни весело. Его уже не задевало монотонное брюзжание Светки, да и новости он смотрел как-то машинально, не вдаваясь в суть транслируемого. Он смотрел на эти молодые и скромные по своим размерам сиськи и думал: "Господи и чего я там не видел-то? Вона, интернет себе провёл год назад! Насмотрелся на эти прелести до самой старости... Да и бром, который нам в армии в перловку добавляли, наконец-то начал действовать...".